параметры поиска
Завітай до магазину!
Футболка Кличко 2 білаСвітшот УкраїнаФутболка Кличко 1 білаФутболка Доктор


Владимир Золотарев: "Виталий - камень, Володя - глина"

18 октября 2011

Роль замечательного тренера Владимира Золотарёва в становлении Кличко-боксёров невозможно переоценить. Именно он заложил фундамент и выстроил две крепости, которые впоследствии лишь незначительно меняли свой внешний облик, в то время как начинка оставалась неизменной.

 - Владимир Алексеевич, правда, что братья Кличко были не первым вашими подопечными?   

  - В августе 89-го в Киеве было решено открыть филиал московского спортклуба Военно-воздушных сил СССР, и организовать секцию бокса поручили мне. Мы объединились с Михаилом Яковлевичем Мацыхом и стали работать вместе. Первым к нам пришел Виталий. Он должен был призываться, а его отец, Владимир Родионович , как раз занимался призывом спортсменов в армию. Он обратился к Александру Николаевичу Левченко (начальник физической подготовки и спорта 17-й Воздушной Армии ВВС СССР – прим. ред.) и попросил, чтобы посмотрели его сына, и, если можно, призвали в 220-й спортивный клуб армии. Вызвали меня, попросили взять к себе. «Что за парень?», – спрашиваю. Высокий, отвечают, под два метра ростом. Немного занимается кикбоксингом.

И вот прихожу я, значит, в роту в январе 1990 года, после того как Виталий, пробыв на месте службы уже какое-то время, так ни разу и не явился на тренировку. Спрашиваю у него: «Ты сколько в роте?» «Неделю или две», – смущаясь, говорит Виталий. «А почему на тренировки не ходишь?» – интересуюсь у него. Отвечает: «Ну... я не знаю, где зал». Я, кончено, сильно удивился: «Как это не знаешь? А спросить не у кого?! Чтобы завтра был на тренировке!» Виталий сказал, что завтра не сможет, потому что у него пока нет формы, и, с моего разрешения, пришёл через день.

Вот так и стали заниматься. Смотрю, вроде парень ничего, высокий, немного худощавый, жилистый, под 90 кг весом. Работали каждый день, кроме воскресенья. Две, а иногда даже три тренировки. Конечно, тяжело было. У Виталика болел живот, ноги. Ничего, говорю ему. Не волнуйся. Потерпи немного, и всё будет нормально.

Володю к Вам привёл Виталий...

Где-то через месяц Виталий спросил: «Владимир Алексеевич, можно мой брат тоже будет ходить к Вам заниматься?» Я ничего против не имел, и они стали приходить на тренировки вместе. Через какое-то время мы посовещались с Игорем Георгиевичем Королёвым (старший тренер по боксу Киевской области – прим. ред.), и я предложил отдать Володю в броварской интернат. В 92-м году, прозанимавшись там полтора года, он его окончил.

...и вернулся к Вам.

А он всё время был здесь – каждый вечер приходил ко мне в зал. Рассказывали, что на утренних тренировках в интернате он даже немножко сачковал, чтобы потом выкладываться вечером. Володе нравилась программа, по которой тренировался Виталик, и он хотел работать так же.

А что Вы отметили для себя на начальном этапе работы с братьями Кличко? Может, один из них подавал большие надежды?

Я вам расскажу, как я их сравниваю. Если я, допустим, скульптор, то Виталик – это камень. Его было очень тяжело вытачивать, поддавать огранке. Но если ты ему что-то вбил, то это навсегда. Володю же можно сравнить с глиной. Он очень быстро лепился, но, бывало, столь же быстро и «разваливался».

Спорт – это самопожертвование, выдержать которое дано далеко не всем. Бывало такое, что братья филонили, прогуливали занятия?

Конечно, тому же Виталию в 18-летнем возрасте сложно было сразу же включиться в серьёзную работу. Случалось, иногда на тренировки не приходил. Хотя, в таком случае я знал, что он может быть либо дома, либо в роте, и потому быстро мог всё выяснить. Однажды, не увидев его в зале, я позвонил к нему домой. Трубку взял отец. Спрашиваю: «Где Виталик?» Владимир Родионович в недоумении: «Как же, он сказал, что тренировки сегодня нет». Тогда я сказал, что у нас тренировки каждый день, поэтому прошу, чтобы он занятия не пропускал. А потом сказал уже Виталию: «Ты это брось. Ты в армии, а здесь все приказы должны выполняться». На парня это подействовало. Всё-таки он был из армейской семьи, и такое понятие, как дисциплина, прививалась ему с детства. Вообще, Виталий с Володей работали по полной программе, пахали. А филонили, бывало, только потому, что уставали

Не было ли Вам сложно совмещать тренировки по кикбоксингу и боксу?

Нет, сложно не было. Виталий был кикбоксёром, и я не мог просто взять и оторвать его от кика. Так что решили продолжить работу в обоих направлениях. Я стал его держать на лапах, одновременно подстраивая работу ног и рук. Получилось так, что одно другому не мешало.

Вам помогал кто-то в тренировках по кику? Ведь Вы раньше с этим видом спорта так близко не сталкивались....

Я много наблюдал за тренировкам кикбоксёров. Спрашивал, советовался. Нелегко было в том плане, что у Виталика был очень сильный удар. Бывало, держу его на лапах, а он как ударит с разворота – и я уже лечу в другой конец ринга. Я даже специально набрал вес, чтобы лучше противостоять его ударам.

А почему кикбоксингом не увлёкся Владимир, всегда и во всём старавшийся подражать старшему брату?

Дело в том, что у Володи были проблемы со спиной, из-за которых он не мог наносить удары ногами. Поэтому мы сразу решили сосредоточиться только на боксе.

В 90-е годы наблюдался бурный отток бойцов в криминальные структуры. Как удалось не пойти по этому пути Виталию, учитывая, что фактура у них более чем подходящая?

Чего скрывать, приходили и «братки». Предлагали ему пойти с ними на базар, сулили большие деньги. Виталий рассказал мне об этом, поскольку мы с ним всегда советовались. Я его отговорил: «Виталик, не лезь никуда. Не вмешивайся. Мы с тобой ещё поработаем, и у тебя будет столько денег, сколько ты захочешь». Такое вот пророчество получилось.

Я Виталия никогда не отрывал от кика ещё и потому, что в каких-то моментах это позволяло ему заработать какие-то деньги. Пришёл-то он к нам вообще без ничего. Ни кед, ни формы у него не было. Помог по моей просьбе тренер баскетбольной команды Геннадий Семёнович Чечура, доставший Виталию спортивную обувь большого размера, костюм. Да и семье Виталик очень помогал.

Можете вспомнить какие-то необычные, выбивающиеся из общего ряда моменты в карьере Виталия-кикбоксёра? Правда, например, что он мог встретиться с самим Ван Даммом?

Действительно, о бое с Ван Даммом ходили разговоры, но Жан-Клод делом свои слова не подкрепил и приехать на предполагаемое место встречи отказался. А интересных случаев было много. Поехали мы в Англию на чемпионат мира среди профи. Приезжаем туда вечером, нас начинают кормить. Виталик заказал какую-то котлетку, а я себе взял курицу. А потом говорю ему: «Что-то эта котлета мне не нравится. Давай я тебе лучше курочку дам». И поменялся с ним тарелками. И что вы думаете? Съел я эту котлету, а на следующий день не мог ни голову поднять, ни руку, ни на лапах Виталия держать. Интуиция какая-то помогла, наверное.

Но на этом злоключения наши не закончились. Виталий проводит поединок, после первого раунда приходит в угол и просит посмотреть, что у него на ноге. Поднимает ступню, а у него мочка большого пальца почти оторвана. Голое мясо – как с таким боксировать? Говорю ему: «Если ты в этом раунде не закончишь бой, то на следующий уже не выйдешь». Виталик всё понял правильно: вышел из угла, сделал три нокдауна и выиграл бой.

Известно, что однажды Виталий оказался в нокауте, пропустив сильнейший удар ногой...

Дело было в Дебрецене в 1993 году. Мы приехали на чемпионат мира по кику. Виталий был в отличной форме, всё чувствовал, всё видел. Я его предупредил, что соперник опасный и неудобный, но Виталик решил его не «убивать» – действовал так же, как на тренировках, когда он щадил ребят и давал им поработать. К тому же он был на две головы выше, значительно мощнее. Начал с ним играться, в общем. В перерыве перед вторым раундом я ему сказал, что если уж он не хочет сильно бить, то пусть хотя бы не забывает перекрываться. Но в одном из моментов Виталий всё-таки не вернул руку до конца, а соперник очень быстро повернулся и нанёс идеальный удар ногой по виску... От нокаута Виталик отошёл, но всё равно очень жалел о случившемся и больше никогда не смотрел на соперников свысока. Горький опыт, но ничего не поделаешь.

Расскажите о нашумевшей истории с поединком Виталия против Олега Маскаева. Последний не раз заявлял, что одержал уверенную победу, и теперь, мол, Кличко-старший из-за этого не хочет с ним драться.

Этот поединок состоялся на первенстве Вооружённых Сил в Ташкенте в 91-м. В марте Виталий боксировал на Спартакиаде Украины и разбил правую руку, а в ноябре, сразу после «вооружёнки», мы должны были ехать в Париж на любительский чемпионат мира по кикбоксингу. Мы с Мацыхом говорим ему: «Виталик, у тебя будет мало шансов на победу в Ташкенте – мы только начали с тобой заниматься, а ты сейчас можешь только одной рукой боксировать, да и ребята там соберутся сильные. Но поехать всё равно надо». Первый бой он уверенно выиграл, а во втором встречался с Маскаевым. Перед поединком предупредили Виталия: «Ты сейчас лидер в кикбоксинге и должен поехать на чемпионат мира. Просто поработай левой – правая тебе будет нужна во Франции. Будешь бить справа, мы остановим бой». Маскаев сразу пошёл вперёд. Виталик его остановил левой, стал раскручивать. Но всё же дважды не сдержался и ударил правой. Решили, что дадим ему ещё поработать, но если вновь выбросит правую, выбросим полотенце. Предупредили об этом Виталия. Но с таким хорошим боксёром, как Маскаев, отбоксировать одной левой не представлялось возможным. Кончилось всё тем, что Виталий опять пробил справа, и Мацых выбросил полотенце. Всё. Никаких нокдаунов не было и в помине.

Кстати, была похожая история и с Володей в 1996 году на чемпионате Европы в Дании. Перед финальным поединком с россиянином Алексеем Лезиным у него были разбиты обе руки, и Виталий не хотел, чтобы брат выходил на ринг травмированным. Но Володе я сказал: «Ты, Володя, пойми меня правильно. Сейчас ты не выиграешь. Но если ты не будешь боксировать, то на Олимпиаде Лезина не пройдёшь. Виталий ведь смог у него выиграть только с третьей попытки. Выйди на ринг и посмотри, что он из себя представляет». Володя всё понял, вышел на бой, но ничего не смог сделать. Лезин был просто на две головы выше по тактике и технике, и уже потом, в раздевалке, Володя заявил мне: «Владимир Алексеевич, какой классный боксёр! Я с таким мастером ещё не боксировал... Но на Олимпиаде я у него выиграю!» Так что это было правильное решение. Теперь у нас было преимущество, потому что мы начали готовиться к олимпийскому бою с Лезиным, а в российской команде Кличко и за боксёра-то не считали.

Вот мы и подошли к теме Олимпиады. Изначально на Игры должны были ехать оба Кличко, но поехал только Владимир, причём вместо Виталия, которого «поймали» на допинге.

В 1995 году Виталий стал финалистом чемпионата мира, а затем выиграл мировое первенство среди военнослужащих. Где-то через месяц после этого пришла бумага из AIBA, из которой следовало, что Виталий не прошёл тест на допинг. Получилось так, что у Виталия болела спина, и ему сделали инъекцию, в состав которой входил один из запрещённых препаратов. По большому счёту, там не было ничего серьёзного, но мы в то время ещё не знали, как нужно себя вести в подобных ситуациях. Сумели же тогда кубинцы во главе с Фиделем Кастро урегулировать вопрос с МОК по легендарному прыгуну в высоту Хавьеру Сотомайору, у которого была аналогичная проблема. Конечно, было страшно обидно, ведь я обещал, что мы привезём олимпийское золото. Виталий был на голову выше всех, и я знал, что никто нас остановить не сможет.

И вот прихожу я в областной комитет уже после истории с допингом, а меня спрашивают: «Вы обещали, что у Вас будет олимпийский чемпион. А что теперь?» Звоню Виталику, а он совершенно спокойно говорит: «Что Вы волнуетесь? У нас же есть Вовчик!» Так мы и решили, что Володя поедет на Олимпиаду не в весе до 91 кг, как планировалось, а в супертяжёлой категории.

Руки у Владимира после Европы долго заживали?

Вылечили своими, «дедовскими» методами. Там было другое. Последний этап подготовки к Олимпиаде мы проводили в Алуште, и у Володи ни с того, ни с сего поднялась температура, начало его трясти всего. Страшное что-то творилось. Решили ехать в Киев, чтобы его посмотрели наши врачи, но и дома никто не смог определить, что с ним такое. До отъезда на Игры оставалось 10 дней, а он за неделю всего раз потренировался. Возил я его и по бабкам, и по дедкам, и по врачам... Ничего не помогало. Хорошо, что уже в Атланте перед боксёрским турниром был 15-дневный сбор, и у нас было время набрать форму.

На пути к решающему поединку Владимир одержал три победы. Какой из поединков был самым сложным/определяющим?

Все бои были разными. Первый – с американцем Клей-Беем. Меня ещё перед Олимпиадой спрашивали, кто из противников может доставить наибольшие неприятности. Я ответил, что в принципе мы всех знаем, однако есть одно «но» – американец. Мы их не знаем, а они привыкли на Игры «тёмных лошадок» привозить. А потом всё это ещё и в Америке происходит. Так и получилось. Боксируем, вроде бы по чуть-чуть выигрываем. И тут в третьем раунде Володя пропускает сильный удар, но сопернику засчитывают одно очко – выигрываем уже не в три, а в два удара. С таким преимуществом бой и завершился. Американцы сразу подали протест на результат, но, ясное дело, ничего изменить не смогли.

Вторым был швед Левин. На Европе Володя у него уверенно выиграл, но несмотря на это все говорили, что Володе придётся очень сложно с таким классным соперником, что ему не выиграть. Я соглашался, кивал в ответ. А потом подхожу к Володе и говорю: «Чтобы я этого Левина больше не видел. Уничтожить». Итог – победа ввиду явного преимущества в первом раунде.

Третий бой – с Лезиным. Ещё до поездки в Атланту я сказал, что мы с ним разберёмся. В ответ в лучшем случае лишь снисходительно улыбались. Никто в это не верил. А мы знали, к чему идём, и доказали, что мы лучше.

Перед финальным третьим раундом финального поединка против Паэа Вольфграмма Владимир уступал сопернику с разрывом в одно очко, но сумел переломить ход боя и в итоге завершил встречу с комфортным преимуществом. Что вы сказали ему в перерыве?

Финальному бою предшествовала неприятная история. За сутки до поединка мы с Владимиром решили провести тренировку, но в назначенное время он не явился. Пришёл через час сам не свой, взволнованный. «Что такое? Почему опоздал?» - спрашиваю. Оказалось, что Володя ехал в микроавтобусе, курсирующем по олимпийской деревне, и какая-то девушка, ехавшая с ним, неудачно выпрыгнула на ходу, упала, разбила голову и потеряла сознание. Володя сошёл, вызвал скорую, дождался её приезда, и только после того, как пострадавшую доставили в травмпункт, немного успокоился.

Финальный бой поначалу не складывался. После двух раундов Володя проигрывал в один удар, и в последнем перерыве мне пришлось ввернуть пару крепких слов и даже дать ему несильную пощёчину. Он завёлся, и всё сразу пошло как по маслу.

Считаете ли Вы своевременным переход братьев в профессионалы?

Этот переход был запланирован. Единственное, мы сразу сказали, что это может произойти только после Олимпиады.

Братья Кличко не раз говорили, что не собираются встречаться на ринге, потому что их противостояния неизменно проходили в бескомпромиссной борьбе и зачастую заканчивались травмами. Действительно ли они так «убивались», и когда было принято решение о прекращении совместных спаррингов?

Я им не разрешал им действовать друг с другом жёстко. Если они и работали в паре, то только одной левой рукой. Однажды в моё отсутствие они всё-таки стали что-то отрабатывать, и Володя, оступившись, сломал ногу. Больше ничего подобного они себе не позволяли. А Володю с поломанной ногой я потом возил на поступление в Переяслав-Хмельницкий университет.

На протяжении тренерской карьеры вы работали со многими известными и сильными боксёрами. Можете ли назвать братьев Кличко наиболее талантливыми?

Знаете, есть очень много ребят, которые кажутся талантливыми. Но на одном таланте выехать нельзя. Про братьев Кличко я скажу так: они стали талантливыми благодаря своему трудолюбию.

Антон Горюнов, Евгений Пилипенко, vringe.com

Рейтинг: +3 Голосов: 3 2564 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Завітай до магазину!
Сувенір рукавичкиВишиванка Слава НаціїРеглан ЧемпіонШапка