параметры поиска
Завітай до магазину!
Шапка червонаКнига В. КличкоРукавички сувенірніРукавички сувенірні Усик


Шеф Ломаченко и Гвоздика. Часть І

11 февраля 2019
article13470.jpg

Статья журналиста Sports Illustrated Криса Мэнникса посвященна промоутеру Василия Ломаченко и Александра Гвоздика 87-летнему (!) Бобу Аруму, пошедшему по обычному для мальчика из еврейской семьи пути и ставшему успешным юристом, чтобы затем бросить спокойное и доходное дело и стать промоутером, который и на девятом десятке полон новых планов, идей и желания их осуществить.
<o:p></o:p>


Его называют Лабораторией, хотя неприветливый, несгораемый подвал, спрятанный позади неприметливого одноэтажного здания на севере Лас-Вегаса, ничем не напоминает лабораторию. За запертыми дверями, двумя охраниками, в стерильной комнате, в которую можно войти после сканирования большого пальца, находятся записи всех боксерских шоу, которые Боб Арум организовал за почти полувековую промоутерскую карьеру — история, втиснутая в помещение размером 40 квадратных метров.



<span font-family:="" font-size:="" pt="" style="«color:" text-align:="">87-летний Арум помнит каждый бой, и какую-нибудь историю с ним связанную. Например, бой Мохаммеда Али против Джорджа Чувало в 1966 году — первый бой Арума как промоутера. Джим Браун познакомил Арума с Али, и прошло немного времени и знаменитый футболист попросил Арума об ответной услуге: «Сделай мне бой с чемпионом. Я могу его победить».

Арум знал, что Браун крут. Он слышал истории. Браун побил Куки Джилкриста, защитника с ростом 1,90 м и весом 115 кг. Он свалил Джона Вутена (1,88 м, 104 кг). Браун сказал: «Организуй бой с Али, и мы заработаем состояние».

«Итак я поговорил с Али, — вспоминает Арум. — Он сказал: «Джим хочет этого? Приведи его сюда». И я его привез его в Гайд Парк в Лондон, где Али совершал пробежки. Али сказал: «Джимми, вот что мы сделаем: ты ударишь меня так сильно, как сможешь». И Браун начал бить с размаха, и не мог попасть. Он отчаянно пытался, но ничего не получалось. Это продолжалось около 30 секунд. Затем Али ударил его своей быстрой «двойкой» в голову. Джимми остановился и сказал: «Ок, я понял».

Боб Арум сделал себе имя — часто также убедительно как Али — в боксе и вне его за прошедшие 50 с хвостиком лет. Он был промоутером таких чемпионов как Джордж Форман, Марвин Хаглер и Флойд Мейвезер. И хотя многие из его бывших конкурентов уже ушли из жизни или из этого бизнеса, Арум не показывает никаких признаков дряхлости. Несмотря на три брака, гибель сына и жестокую конкуренцию с Доном Кингом и Оскаром Де Ла Хойей, он никогда не терял концентрации.

Он вероятно самый влиятельный промоутер в боксе. Непростительно резкий, воинственный ветеран бесчисленных судебных исков, ссор и государственных расследований, человек, однажды сказавший: «Вчера я лгал, сегодня я говорю правду» — запоминающаяся цитата, которую Арум, по его словам, сказал в шутку после пары лишних стопок с журналистами. Он тем не менее твердо держался своих принципов, постоянно находя новые грани в роли промоутера.

На стальных полках Лаборатории более девяти тысяч боев, организованных Арумом, соседствуют с множеством других шоу. Одно из самых запоминающихся, это попытка Ивела Книвела в 1974 году перепрыгнуть каньон реки Снейк. Аруму не нравился Книвел. «Неприятный тип, — сказал Арум. — Однажды он сказал мне: «Я ненавижу три вещи: нью-йоркцев, юристов и евреев. Ты объединяешь всех трех».

Но это не помешало Книвелу нанять Арума промоутером своего прыжка. И какое это было событие. Более 250 газет и журналов отправили репортеров или фотографов в Твин Фолс, прыжок транслировался в залах, а затем в записи на Wide World of Sports. Второсортные знаменитости от Сьюзи Чафи до Марго Хэмингуэй и Майкла Форда, сына президента Джеральда Форда, приехали в город. Арум добавил к этому других необычных исполнителей, таких как мистер ТНТ, который залазил в ящик полный динамита. Арум нанял Летающих Валленда перейти каньон по канату.

Все шло отлично до дня накануне прыжка Книвела, когда торговцы внезапно подняли цены на пиво. 15 тысяч человек, собравшиеся возле каньона, стали неуправляемы. Торговые палатки были разграблены, и люди стали добираться до телевизионных фургонов. Встревоженный Арум назначил двух индейцев, работавших у него, разведчиками, которые должны были докладывать, что твориться в толпе.

С нарастанием беспорядков росло и беспокойство Арума. В конце концов в 3 часа дня Арум дошел до предела. Он пошел в один из фургонов, которые организаторы привезли на место прыжка, и, по его словам, занюхал небольшой пакетик кокаина. Появившись, он приказал охране, уже вооруженной пистолетами, начать стрелять в толпу. «Слава Господу, они меня не послушались, — сказал Арум. — Моя жизнь могла бы стать абсолютно другой».

Естественно, другой — это слово, которое описывает жизнь Арума. В конце концов, это человек, который посчитал необходимым нелегально выехать из Германии в Швейцарию после боя Али против Ричарда Данна в в Мюнхене в 1976 году, чтобы избежать судебного преследования. Это человек, который, по его словам, однажды гулял с Али в Мехико и видел как Али ушел в номер с шестью девушками, в то время как Арум ушел с одной. Спустя несколько часов советник Али, Джон Али, постучался в дверь и сказал, что Мохаммед хочет и эту девушку тоже. В конце концов это человек, который женился на своей второй жене Сибил потому, что прочитал роман «Сегун» и решил, что хочет женится на «японской бабе».

Есть те, кто любит Арума, как семья покойного экс-чемпиона мира Дженаро Эрнандеса, которые на всю жизнь благодарны Аруму за оплату больничных счетов боксера, болевшего раком. И есть те, кто ненавидит Арума, как Де Ла Хойя, его бывший боксер ставший конкурентом, который соперничает с Арумом, начиная с основания своей промоутерской компании в 2002 году. Отказывая в интервью об Аруме, Де Ла Хойя назвал его «дряхлым стариком».

Арум пережил все это. Сейчас его ум, как и его хранилище, полны воспоминаний — вдохновляющих и стеснительных, позитивных и трагических, но никакие воспоминания не могут ослабить настрой, который по-прежнему движет его вперед. 

В 1966 году Али приехал в Англию защищать титул против Брайана Лондона. Когда мы приехали туда Герберт [Мохаммед, менеджер Али] сказал мне: «Боб, мы встретили этого богатого мусульманина в Пакистане. У него красивая дочь, и он хочет, чтобы я привел Али к ним, чтобы она встретилась с ним. Там можно будет поговорить о бизнесе, поэтому я хочу, чтобы ты пошел с нами. Итак, Али, Гербер и я отправились в воскресенью в дом этого человека.

Как только мы вошли, я понял, что этот человек никто. Он жил в маленьком доме в дешевом районе. У него не было денег. И его дочь не была красавицей. Но Али даже бровью не повел. Он играл на пианино, флиртовал с дочерью, и шутил с остальными членами семьи.

Мы пробыли там три часа, и Али ни разу не пожаловался. Я помню, как думал, как бы я отреагировал на это?

Роберт Моррис Арум не был рожден для бокса. На самом деле, дожив до 30 лет, он ни разу не смотрел боксерского матча. Его игрой был бейсбол. Живя в Краун Хайтс в Бруклине, на верхнем этаже двухэтажной квартиры вместе с родителями, двумя сестрами, тетей и дядей, Боб был завсегдатаем стадиона Эббетс Филд, покупая за 10 центов место на открытой трибуне на матчи Бруклин Доджерс.

Колледж Арум выбрал близкий к дому, поступив в Нью-Йоркский университет, где политика и право впервые привлекли его внимание. Он хорошо учился и был избран главой студенческой корпорации, а Гарвард и Йель были готовы принять его на юридический факультет. Его тогдашняя подруга была из Массачусетса, поэтому он собрал чемоданы и поехал в Бостон. В Гарварде Арум заинтересовался налоговым правом. На третий год обучения Арум стал лучшим студентом на курсе, и когда он выпустился в 1956 году, его наняла небольшая фирма с Уолл Стрит «Баретт, Коэн, Кнапп и Смит», специализирующаяся на налоговом праве. Там Арум подружился с Винсом Бродериком, одним из старших юристов компании.

В 1961 году Бродерик получил место в Генеральной прокуратуре США и взял Арума с собой. Арум быстро дорос до главы налогового департамента, ведя большинство гражданских и уголовных дел. Одним из дел было обвинение в адрес промоутера по имени Рой Кон, который в 1962 году организовал бой Флойда Паттерсона против Сонни Листона. Арум узнал, что Кон пытался договорится с Паттерсоном о том, что он заберет гонорар чемпиона, положит его в банк в Европе, а затем будет выплачивать его в рассрочку Паттерсону в течение 17 лет. Арум инициировал наложение ареста на все доходы от боя. За год с небольшим он погрузился в мир бокса, став экспертом в различных и часто теневых доходах.

Но работа на департамент юстиции не была целью жизни Арума. В 1963 году он расследовал дело группы финансистов, которые обвинялись в уклонении от уплаты налогов, и желая добиться сделки с правосудием пришли к Аруму с рассказом о том, что деньги через различные банки шли на взносы в политические фонды. После месяцев расследования Арум вышел на организатора аферы — Флойда Крамера, президента Washington Heights Savings and Loan Association. Арум представил документы в суд для вынесения обвинения. Через несколько часов Крамер совершил самоубийство.

Инцидент потряс Арума. «Крамер был виновен, но в глубине души я верил, что он хороший человек, — сказал Арум. — Я спросил себя: «Кем нужно быть, чтобы стать причиной самоубийства другого человека? Мне было стыдно. Я понимал, что не создан быть обвинителем».

В 1965 году Арум вернулся на Уолл Стрит, устроившись в престижную фирму «Филлип, Найзер, Бенжамин, Крим и Баллон». В первые же месяцы он восстановил знакомство с Лестером Малицем, телевизионным деятелем, с которым познакомился при расследовании дела о бое Паттерсон-Листон. Малиц организовывал бой между Джорджем Чувало и Эрни Террелом в Торонто и нанял Арума для представления своих интересов. За несколько недель до боя Малиц сообщил Аруму, что билеты на показ прямой трансляции в залах плохо продаются. Арум тогда предложил: почему бы не нанять чернокожего комментатора?

«Следует помнить, что в 1965 году на национальном телевидении не было чернокожих комментаторов, — сказал Арум. — Это бы открыло другие рынки и создало бы шумиху вокруг боя. Сначала я обратился к Вилли Мэйсу. Он не захотел. У меня был друг Кен Маллой, который привел Джима Брауна в Сиракузский университет, и он сказал, что Джим может заинтересоваться. Без встречи с ним, мы наняли его за 500 долларов».

Решение нанять Брауна было успешным и привело к неожиданному результату. После боя Браун предположил, что Арум полностью посвятит себя боксу. «Мне было неинтересно, — сказал Арум. — Я сказал ему, что меня интересует только один человек — Кассиус Клей, и он уже связан контрактом». «Нет, это не так, — настаивал Браун. — Я вас познакомлю». Арум не вспоминал об этом разговоре шесть недель, пока Браун не позвонил и не сказал, что собирается в Нью-Йорк на встречу с Али и его менеджером, и не хочет ли Арум присоединиться к нему.

Продолжение следует.
Перевод c английского Allboxing
Похожие статьи:

НовостиМакгрегор может получить боксерскую лицензию и в Неваде

НовостиThe Sun: Коннор Макгрегор и Флойд Мейвезер договорились о проведении боя по правилам бокса

НовостиФлойд Мейвезер: Я счастлив в отставке и наслаждаюсь жизнью, о переменах сообщу первым

НовостиЕще один: Рой Джонс хочет драться с экс-чемпионом UFC

НовостиЭнтони Джошуа: Не ждите никаких шоу перед боем с Кличко

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Завітай до магазину!
ШарфШапка білаФутболка УсикКартина Володимир Кличко