параметры поиска

стихи

Администратор блога: Вячеслав Индык
+15 RSS-лента RSS-лента
с чего-то надо начинать.
поверженных орды в кишках захлебнулись,
воздушная сила убита, а хуле?
коптят лагеря – поджигают и давят,
на каждого пленного льётся расправа
потоком лучей порождаемых линзой,
а скорая смерть оборотится призом.

и ручки и ножки озвучены хрустом,
со смехом конечности вырвал искусно.
я Гитлеро – Сталин и даже кровавей,
останки жуков пригвоздил на гербарий,
жестокость развивши, ведь будет не просто -
стоять на пути к мировому господству.
психоделические обрывки детства.
на чердаке расползаются детские страхи,
лезут из пыльной коробки игрушек заваленных -
числами, датами, всем, что напичкало тальком в них,
лезут, въедаются сквозь желтизну фотографии.

кружится лента с обрывков пиратского фильма,
там силуэты смеются с усиленной громкостью,
спрятаны добрые люди навечно под простыни,
слёзы порезали щёки, стекают обильно.

голос в иголках исколот, проварена поступь,
рядом стекольные крошки – аварии шалости,
дергаюсь нервно в объятьях засушенных старостью -
тщетно пытаясь понять, что такое сиротство.
ожидание в кустах сирени
восхищённо блуждаю кустами цветущей сирени,
пробираясь сквозь песни букашек и запах цветений,
открывая паучьи миры с ними новые яды,
дегустирую кожей, дубею, и деревом падать -
в утеснённую бездну букашек и звуков свирели.

онемел, распластался, глаза только двигают взглядом,
облака улыбаются мне бледно-выпуклым смайлом,
муравьи залезают на тело, копают туннели,
воздвигают дома, между рёбер соломины стелют,
я пытаюсь их нахрен послать, но зажат пенным кляпом.

пауки мастерят гамаки меж просветами пальцев,
конструируют теннисный корт на правах постояльцев,
остаётся привыкнуть и быть органическим замком,
остаётся лежать, наблюдать за небесным пространством,
ожидать, когда тучные образы в нём растворятся.

ожидая, что стих должен быть с элементом морали -
надвигается чёрное облако в форме печальки,
вот-вот выпадет Будда с лицом округлённым и кислым,
ему надо б учить диетологов жизни и смыслу.
с омерзением вдумался: только не он, умоляю!

в животе тарахтят вагонетки с добытым кристаллом,
облака из печальки глаза отражают устало,
изнутри и снаружи съедаемый тысячей мнений,
безвозвратно застывший во времени, спрятан в сирени,
ожидаю морали…
но тучи меня засосали.
хэппиэнды
хэппиэнды

и будущность кружит узором прекрасным,
злодей обездвижен, бездушен, безжизнен,
наш общий конец наполняется счастьем,
мы скачем на радостях, как на пружинах.

и в водах курортных выбрасывать якорь,
писать в дневнике рифмоплётством заметки,
смотреть на закат впечатляюще яркий,
связавшись руками, и вместе – навеки.

но в строках финальных случается клякса:
пройдёшь по кладбищенским тихим проспектам,
увидишь отчётливо, трезво и ясно –
кругом под крестами лежат хэппиэнды.